В.Высоцкий – Песня студентов-археологов.

В.Высоцкий – Песня студентов-археологов.

У

лисса мирно спала, когда ее ранним утром разбудил звучный голос Ал Алыча. Девушка соскочила с кровати, приоткрыла дверь, и выглянула в коридор. Хромой капитан «Мадам Жоржетт», опираясь на трость, ходил по коридору, требовательно стучал в двери кают и приговаривал:

- Подъем, малыши! Подъем!

- Доброе утро, капитан, - ответила Улисса. – У нас пожар?

- Что-то в этом роде, - кивнул Ал Алыч. – Уже скоро восемь часов, а еще почти никто не встал. Между прочим, раскоп нас ждать не будет.

Точно! Они же сегодня на раскоп идут! А Улисса об этом благополучно забыла. Ведь Защитник на пару с Куаррестом говорили об этом на пиру, состоявшемся после В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. посвящения. Правда, тогда друзья их почти не слушали, но это уже мелочи. Но, раз надо идти – значит, надо. В конце концов, они археологи (пусть и странствующие) или как?

Подавив в себе чудовищный зевок, Улисса по-быстренькому привела себя в адекватный вид и спустилась в пищеблок. Там собралась почти вся команда. Почти у всех – сонный, взъерошенный и не очень довольный вид. Улисса, в отличие от них, выглядела довольно свежо и бодро. Андрей куда-то запропастился, впрочем, как и руководство.

- Наш Совенок не оправдывает свое прозвище, - с улыбкой сказал Никита, заметив вошедшую девушку.

- В смысле? – не поняла Улисса.

- В В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. прямом. Свежа, как огурчик и румяна, как помидорчик, - пояснил Мортис.

Улисса села рядом с ним, и чернокрылый ободряюще приобнял ее за плечи. После посвящения новоиспеченные археологи еще больше сблизились друг с другом. Никто не удивлялся этому – все видели, что ангел спас девушке жизнь, и считали, что это было в порядке вещей. Правда, порой Улисса ловила на себе задумчивый и невеселый взгляд Сержа, и от этого ей становилось не по себе. Однако, отставим розовые сопли – им не место в команде суровых археологов – и пойдем дальше.

Вскоре к команде присоединились Ал Алыч и Куаррест.

- А где Андрей? – спросил капитан, увидев, что не В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. все на месте.

- Похоже, спит, - выдвинул свою гипотезу Слава.

- Так надо его разбудить! – воскликнул Защитник. – Давайте, парни, кто-нибудь. Ковшик холодной воды на голову – и мигом очнется.

- Ага, а еще можно скипидар полить на спину, с которой предварительно содрали кожу, или иголки под ногти попробовать пихать, - предложил Антон. Но все тут же отмели эту идею. Ибо ее применение на практике чревато жертвами среди мирного населения, а это нехорошо.

В конце концов, никого будить не пришлось, и Андрей явился сам.

Завтрак прошел оживленно, весело и бодро. После чего все переоблачились в рабочее, взяли перчатки, отгрузили из трюма инструменты и тачки, и В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. дружно отправились на раскоп.

Археологи выбрались на берег и углубились в лес. Свернув вправо от той полянки, где они собирались на посвящение, все пошли по хорошо протоптанной дорожке. И через несколько минут ходьбы все вышли на берег реки, которая уходила куда-то на север.

На высоте примерно 2 с лишним метров над уровнем реки был натянут канат. А у берега, где сейчас стояли друзья, расположился плот: деревянную основу прикрепили к 4 хорошенько надутым шинам. К плоту привязали веревочку, которая крепилась к канату над рекой. Перевозчик, помогая себе руками, тянулся по веревке над водой, и, таким образом, тянул за собой плот В.Высоцкий – Песня студентов-археологов., а веревочка, привязанная к этому плавсредству, требовалась… на всякий пожарный случай. На противоположном берегу в его склоне были вырублены ступеньки. Для удобства трудящихся.



- Мы отправимся на раскоп на плоту? – удивился Мортис. Вообще-то, его почти ничто не могло удивить, но в этот раз ему пришлось нарушить традицию.

- Да, - спокойно отозвался Ал Алыч. – А что в этом плохого? Нет, если хочешь, можешь отправиться в обход, но тогда тебе придется пройти лишних 6 километров.

Мортис понял, что он не желает ни за какие коврижки топать какими-то закоулками. Так что лучше потратить пару минут и испытать острые ощущения, но переправиться через реку В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. этим оригинальным способом.

Тем временем под чутким руководством Ал Алыча и Куарреста братья-славяне и Мортис стали перевозить на другой берег тачки и инструменты. Делалось это так: один из парней (в данном случае это был Никита) взбирался на плот, и там уже загружал плавсредство техникой. Но не до отказа, чтобы плот не опрокинулся. Затем к Никите присоединялся напарник – Антон – и вместе они перебирались на другой берег. Там Никита принимал у собрата по лопате весь инвентарь, и вез его на раскоп. А Антон ехал назад на пустом плоту. Эта операция повторилась еще 1 раз. Таким образом на другой берег В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. доставили, помимо инструментов, Никиту, Антона и Славу. Затем на плот взгромоздились Мортис, Улисса, Андрей и Серж. Последний выступал в качестве перевозчика. Плотик под его управлением лихо понесся вперед по реке, и вскоре достиг лестницы.

Первым слез Андрей, чтобы подстраховать новичков. Однако для Мортиса это не потребовалось – он с легкостью шагнул на первую ступеньку, как будто сто раз это делал. Но Улисса не успела пойти вслед за ним. Плот начало относить течением куда-то вбок.

- Хватайся за дерево! – приказал Серж Улиссе.

Та обхватила руками древесный ствол, нависавший над водой. К нему, кстати, был привязан конец первого каната. Но манипуляции девушки ни к чему В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. хорошему не привели. Плот окончательно и бесповоротно увело куда-то вбок; Улисса не удержалась, разжала руки, и… со всего размаха свалилась в речку, подняв фонтан брызг!

Воды была обжигающе холодной. Ногами девушка не доставала дна. К счастью, после падения она сразу ухватилась руками за край плота, и это помогло ей остаться на плаву.

Народ, конечно, пришел в ужас, и хотел уже всем коллективом спасать Улиссу – ибо у всех в памяти еще были свежи воспоминания о происшествии во время посвящения. Но Серж не растерялся – он подал девушке руку и помог ей вскарабкаться на плот.

- Ты как? – крикнул своей В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. подопечной Мортис.

- Жить будет, - ответил за подругу Серж. – Промокла только, и воды досыта нахлебалась, но это не смертельно. Не волнуйся, ангелок, мы все тут падали. И не раз. Так что это в порядке вещей.

После этого все поняли, что опасность Совенку не грозит, а Серж отвез Улиссу обратно.

- Давай, бегом на корабль – сушись и переодевайся, - дал ей ценные указания Ал Алыч. – Сержик тебя проводит. Потом мы вернетесь к нам.

Улисса тряхнула головой в знак согласия, и пошла на корабль. В своей каюте она переоблачилась в сухое, и развесила мокрые вещи сушиться на палубе на снастях. Серж к тому В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. времени перевез руководство, и терпеливо дожидался ее возле «Мадам Жоржетт».

- Ну как, готова? – спросил он, как только Улисса спустилась вниз.

- Можно считать, что да, - кивнула девушка.

- Отлично. – Серж повеселел. – Тогда пошли.

Странствующие археологи снова отправились к реке. Какое-то время они шли молча, но вот Серж собрался с духом и сказал:

- Слушай… Я тут это… извиниться хотел.

- За что? – искренне удивилась Улисса.

- Ну… - парень немного замялся, - за что, что ты в речку упала, и все такое. Я там просто немного не рассчитал, когда к берегу причаливал, и вот… - Дальне он договаривать не стал, и лишь виновато развел руками, словно хотел этим В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. сказать: мол, видишь, такая вот печаль.

Улисса ответила, что ни в чем не винит друга, и вообще, такое с любым могло случиться. Серж просиял, и дальнейший путь они прошли, мирно болтая друг с другом о всякой всячине. Переправа через реку произошла без особых приключений, и вскоре наши герои уже были на раскопе.

По форме он выглядел как большой прямоугольник. Раскоп углублялся в землю сантиметров на сорок, и больше напоминал грязную яму, где кое-где торчали сорняки. В некоторых местах из-под земли торчал брезент. Улисса представляла себе раскоп совсем другим. Она думала, что он будет чистым, красивым В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. и аккуратным, размеченным на квадраты и т.д.

- Да, над ним еще надо поработать как следует, чтобы привести в адекватный вид, - негромко сказал Серж, словно прочитав мысли девушки. – Это он в законсервированном виде такой. А когда мы уберем все лишнее, он сразу преобразится. Вот увидишь.

- Пока поверю тебе на слово, - отозвалась Улисса.

Странствующие археологи были уже здесь. Похоже, у них начинался перекур, ибо они выбрались из раскопа и устроились под раскидистым вязом метрах в пяти от раскопа. Увидев, что они пришли, Ал Алыч махнул им рукой, а Мортис подошел к Улиссе.

- Как ты? – с беспокойством спросил он.

- Живы будем, не помрем В.Высоцкий – Песня студентов-археологов., - улыбнулась ему девушка.

- Значит, все в порядке. – Чернокрылый развеселился. – У нас только начался перекур, так что вы пришли вовремя.

Серж, Мортис и Улисса присоединились к остальным.

- Совенок успел высушить перышки? – с иронией поинтересовался Слава.

Девушка кивнула.

- А чем вы тут занимались, пока мы не пришли? – полюбопытствовала она.

- Расконсервацией раскопа, - отозвался ангел. – Как я понял, здесь копали и раньше, но не докопали…

- Поэтому нам сейчас надо вернуть раскопу адекватный вид. Сделать это можно путем расконсервации, - влез Антон.

Чернокрылый поморщился от того, что его перебили, но был вынужден признать, что странствующий археолог прав.

- Ну да, - согласился Мортис. – Сначала мы выполем В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. сорняки. Затем очистим брезент. По ходу дела определимся с местоположением отвала. А как только мы с этим всем справимся, то будем делать зачистку. Правильно, да? – на всякий случай спросил Мортис у Ал Алыча.

- Абсолютно верно, - кивнул тот, раскочегарив трубку. – Ты молодец, ангелок. Все на лету схватываешь.

Чернокрылый зарделся от похвалы. И почти в ту же секунду капитан объявил, что перерыв окончен и вообще, работать пора. Вздохнув с оттенком легкой грусти, странствующие археологи поднялись, надели перчатки, взяли инструменты и полезли в раскоп.

Улисса взялась за работу охотно. Ей, как и Андрею, Защитник поручил полоть сорняки. Выдранную траву нужно было складывать в В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. пластиковый тазик, который по мере заполнения с верхом забирал Никита, стоявший у края борта, и выбрасывал зелень в отвал. После чего уже пустой тазик возвращался на место, и всю процедуру требовалось начинать снова.

Пока Улисса и Андрей занимались прополкой, остальные братья-славяне и Мортис под руководством Куарреста очищали брезент при помощи совочков. Собственно, совками орудовали только Серж, Антон и Мортис. Слава забирал у них тазики с землей, ссыпал ее в тачку, а когда тачка заполнялась, вез ее к большому котловану неподалеку от раскопа – эту яму Ал Алыч определил под отвал – отгружал тачку, и возвращался на место.

После В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. того, как Андрей, Никита и Улисса более-менее очистили площадь раскопа от сорняков, капитан отправил их к остальным на расчистку брезента. Работа пошла веселее. Вскоре покрытие частично показалось из-под слоя почвы. Эта работа продолжалась примерно до часу дня, после чего вся компания отправилась обратно на корабль. Странствующие археологи отмылись от грязи, пообедали, отдохнули, а в 3 часа снова вернулись к работе.

Во второй половине дня друзья приступили к зачистке раскопа. Ее суть заключалась в следующем: при помощи совочка или мастерка необходимо было счистить небольшой слой земли, находившийся под брезентом. Счищенная земля поступала в тазик, из него перекочевывала в тачку, а из тачки В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. уже в отвал. Эта работа оказалась не такой тяжелой, как расконсервация, и даже более интересной: в ходе зачистки мастерок кого-нибудь из археологов натыкался на какую-нибудь находку. Так, Андрей в ходе работы наткнулся на керамическую ручку какого-то сосуда; Улисса – на зуб небывалых размеров (как предположил Ал Алыч, это был зуб динозавра, которые до сих пор продолжали жить на Альтер-земле); Мортис – на каменную бусину; Антон, Серж и Куаррест – на керамику (последний отрыл целый развал сосуда); Слава и Никита нашли какие-то металлические фрагменты.

Ал Алыч был доволен.

- Этот сезон раскопок, похоже, будет урожайным на находки, - радостно В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. сообщил он. – Возможно, мы сможем даже найти что-нибудь новенькое, что окажется неожиданностью для истории.

- Например, могилу Чингисхана, - пошутил Серж.

- А почему бы и нет? – усмехнулся капитан и торжественно объявил о перекуре.

Все тут же с радостью выбрались из раскопа и отправились под тень вяза, которая пришлась как нельзя кстати. Солнце припекало. Утренняя прохлада сменилась жарой, и достаточно сильной. Неудивительно, что все так заторопились устроиться в тени, где было не так душно.

Устроившись с комфортом, друзья принялись жадно глотать воду, после чего позволили себе отдохнуть. Хотя до конца работы и оставалось 2 часа, усталость с непривычки давала о себе В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. знать. Во всяком случае, у Улиссы было так. Но Мортис, с которым она поделилась своими соображениями по этому поводу, ее точку зрения не разделял.

- Тут возможность сильно устать маловероятна, - безапелляционно заявил он ей, - мы же не какие-нибудь мешки с картошкой ворочаем, верно? Мы спокойненько сидим, сковыриваем землю, и не напрягаемся. Ну, конечно, ноги могут немножко устать…

- И спина, - добавила Улисса. Она не хотела рассказывать, что при продолжительных нагрузках у нее начинались сильные боли в спине. Потому, что боялась показаться слабой.

- Ну, это уже от человека зависит, - заметил чернокрылый. – В общем, сейчас мы заняты спокойной и умиротворяющей работой. Вот Славе В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. тяжело, не спорю. Ибо он возит тачку. Хм, а почему бы мне не поменяться с ним?

- Не поменяешься, - сонно пробормотал Никита. – Я буду транспорт возить после перерыва.

- Ну и ладно, - ничуть не расстроился ангел, - мне же лучше.

Мортис начал дремать. Погода клонила в сон. Больше всего хотелось вернуться на корабль, вылить на себя ведро холодной воды, съесть большую порцию окрошки, и завалиться спать. Но нет. Спать нельзя. Иначе…

Иначе придут они. Те, кто охотится за Улиссой. За его Улиссой…

Вдруг совсем рядом раздался подозрительный шорох. Мортис сразу пробудился – сна не было ни в одном глазу. Да не В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. то, что ни в одном глазу, он даже думать о нем забыл. Ибо ангел почувствовал, что где-то рядом кто-то есть. И этот кто-то очень опасен. Как для него и его подопечной, так и всех остальных.

Мортис встал. Остальные мирно дремали, разморенные дневной жарой. Чернокрылый на цыпочках прошагал мимо них, вышел из тени, и стал осматриваться.

Как странно. Никого. Но ему не показалось! Ангел напряг зрение, усиленно вглядываясь в заросли вереска вокруг раскопа. Нет. Все тихо. Но вдруг его острый глаз заметил какое-то движение с северной стороны раскопа: странного вида черная тень пробиралась по направлению к их стоянке В.Высоцкий – Песня студентов-археологов.. А вон еще одна, и еще, и еще…

Стало ясно – об их местопребывании на раскопе разузнали черные археологи, которые решили подлым образом напасть во время перекура. Но нет! Он не даст им такой возможности. Поэтому Мортис взревел во всю мощь своих легких:

- К ОРУЖИЮ!!!

Дважды повторять не пришлось. Все резво подскочили на ноги, схватив оружие. В ту же минуту из зарослей вереска с жуткими воплями выбежало, по меньшей мере, десятка два фигур в черном, чьи лица были скрыты под платками – послушники черных археологов. И почти сражу же они схлестнулись с горсткой белых археологов, которые решили бороться до конца В.Высоцкий – Песня студентов-археологов..

Нашим героям повезло, что оружие было под рукой. А взять его и ринуться в бой было делом минутным.

Ал Алыч взял на себя командование. Хромой капитан отчаянно бился в первых рядах бок о бок со своим первым помощником Куаррестом. Защитник чрезвычайно ловко орудовал мачете, который был у него любимым видом оружия, а порой, уклоняясь от ударов противников со сказочной быстротой, оглушал их сильным ударом трости по голове, после чего добивал. Да, рано сбросили со счетов легендарного копателя Альтер-земли! Хоть он и не так быстр, как в молодости, но он еще полон сил и сражается, как лев. И до последней В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. капли крови.

Куаррест старался не отставать от начальства, дабы его не сочли трусом. Правда, со стороны могло показаться, что старший помощник бьется как-то вяло. Уж не летняя ли жара тому виной? Но чудовищных габаритов двуручный меч, который был фирменным оружием Куарреста, не ведал пощады, как и его владелец. Те, кто попадал под удары этого меча, подписывали себе смертный приговор. И уже очень скоро пространство вокруг Куарреста напоминало кровавую бойню.

Мортис парил над раскопом, расстреливая послушников из лука. Все, кого настигали его стрелы, обращались в пепел. При этом чернокрылый краем глаза успевал следить за тем, чтобы с В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. Улиссой ничего не случилось, и замечать тот странный факт, что число черных археологов не убывает. Они появлялись как будто из-под земли. И их становилось все больше…

Становилось ясно, что рано или поздно ситуация выйдет из-под контроля. Это было чрезвычайно нехорошо. Срочно требовался запасной план.

И он созрел: братья-славяне, отразив очередной натиск, перегруппировались в сторону отвала. Там они приняли неравный бой. Замелькал катана Сержа; сверкнули на солнце боевые когти Антона; ожесточенно лязгнула секира Андрея; взвился меч Никиты; загрохотал протазан Славы, - и вот уже на дне отвала валяется примерно с десяток трупов в черном. Еще через какое-то время странствующим В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. археологам как будто бы удалось стабилизировать ситуацию. Но это было кратковременно. На друзей нахлынула очередная волна врагов.

- Проклятье! Они когда-нибудь кончаются? – воскликнула в отчаянии Улисса, рубанув по шее еще одного послушника саблей.

- Они не понимают, что мы пытаемся интеллигентно объяснить им очень простой факт, - крикнул ей Мортис. Он уже перестал обстреливать противников, и столкнулся с ними в ближнем бою.

- Какой? – одновременно с ужасом и недоумением спросила девушка.

- Что их кун-фу с нашим самострелом и рядом не валялось! – беззаботно отозвался ангел, и продолжил рубиться. Улисса пришла ему на помощь, и ловко подставила врагу подножку; тот упал. Чернокрылый В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. воспользовался этим и пронзил упавшего черного археолога мечом…

***

Куаррест с началом битвы понял: это – превосходный шанс для того, чтобы расправиться с Улиссой. Но ему никак не удавалось выбрать благоприятный момент для этого. Девчонка все время была на виду у своих и под контролем у чернокрылого, который одним глазом следил за ходом битвы, а другим – за своей подружкой. Но ничего. Ангелок не сможет вечно присматривать за ней. В какой-то момент он потеряет ее из виду и тогда…

Ему пришлось убивать своих. Иначе капитан и все остальные сразу узнали бы, что он – предатель. Ничего, от гибели нескольких десятков рядовых орден черных В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. археологов не пострадает. Тем более, он делает это на благо ордена, а значит, убийство собственных братьев ему сойдет с рук.

Через какое-то время Куаррест понял, что команде «Мадам Жоржетт» не победить: черных археологов было слишком много. Кроме того, они свежи и полны сил, в отличие от своих белых конкурентов, которые порядком устали в ходе расконсервации. Результат вполне предсказуем.

Вот острый голубой глаз Куарреста заметил, что Мортис и Улисса откололись друг от друга в гуще битвы. Девушка яростно и самозабвенно сражалась с окружившими ее оставшимися в живых послушниками, и ничего не замечала вокруг себя, кроме них. Какой В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. превосходный шанс! Не воспользоваться им было бы грешно. И он сделает то, что должен был сделать еще 6 с лишним лет назад. Поступить так, как должно.

Вот от руки Улиссы пал последний послушник. Девушка запыхалась и остановилась ненадолго, оперевшись на саблю. Этого Куарресту было достаточно. Предатель в 3 прыжка настиг девушку и нанес ей роковой удар. Он совершил свою месть.

Куаррест не сомневался – рана была достаточно глубокой. Девчонка умрет рано или поздно, как бы они ни пытались ее спасти. Даже ангелок ничем ей не поможет. Эх, с каким бы удовольствием он посмотрел на его опечаленную физиономию…

Жалобный крик тяжело раненой девушки В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. разнесся по раскопу. Все – а Мортис в первую очередь – поняли, что произошла беда. Но никто, кроме Сержа, не заметил, что это злодейство – дело рук Куарреста.

Старший помощник как ни в чем не бывало подбежал к капитану и затараторил:

- Капитан, надо отступать. Битва проиграна. Как бы мы ни старались, рано или поздно нас сомнут. Кроме того, Улисса ранена. Нельзя мешкать. Уходим!

Ал Алыч погрустнел было, но собрался с мыслями и сказал:

- Ты прав. Собирай ребят. Мы уходим. – После чего Защитник заорал на весь раскоп: - Отступаем!

Отчаянно отбиваясь от ожесточенных наскоков черных археологов и не забыв захватить с собой Улиссу, друзья принялись В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. отходить в заросли вереска. Ал Алыч вел отряд, Мортис нес Улиссу на руках, а все остальные прикрывали отступление.

Вот капитан остановился, пошарил в траве, и открыл крышку люка, которая так была замаскирована, что заметить ее было практически невозможно. Под крышкой люка открывался подземный ход.

- Куда он ведет? – спросил Мортис.

- В бункер, - коротко ответил Ал Алыч, - давай, спускайся.

Чернокрылый спустился первым на бетонный пол и бережно принял из рук капитана Улиссу. Затем к ним присоединились братья-славяне и сам Ал Алыч.

Куаррест оставался снаружи.

- Давай! Лезь быстрее! – поторопил его Защитник.

- Бегите без меня. Я их задержу, - отозвался старший помощник.

После чего В.Высоцкий – Песня студентов-археологов. люк с лязгом захлопнулся. Друзья оказались в кромешной темноте.

А Куаррест остался снаружи.

Глава 8. В бункере.

«Что здесь свет и где здесь тьма, -

Не ответит и сама судьба».


documentaldccqr.html
documentaldckaz.html
documentaldcrlh.html
documentaldcyvp.html
documentalddgfx.html
Документ В.Высоцкий – Песня студентов-археологов.